Рубрики
Реклама

Трагедия и героизм 296-го пульбата

Совсем скоро, 3 марта, жители Ржева – города Воинской Славы, будут отмечать 70-летие его освобождения от немецко-фашистских захватчиков.

Военные события у этого маленького города на подступах к Москве долго замалчивались. Но в последнее время с открытием архивов появляется все больше сведений о Ржевской битве, и все больше людей узнают о своих родственниках, пропавших здесь без вести.

Ржевская битва складывалась из четырех самостоятельных операций. Первая из них в январе-апреле 1942 года (Ржевско-Вяземская), вторая – в августе (Ржевско-Сычевская), третья – в декабре (операция «Марс») и четвертая – в марте 1943 года (Ржевско-Вяземская).

Но вернемся немного назад и вспомним те сражения, которые происходили осенью 1941 года в ходе наступления немцев на Москву на нашей Тверской земле. В книге «Воинская слава калининских сражений 1941 года» М.Д. Хетчиков утверждает, что «…войска калининской группы, а затем Калининского фронта вели с 16 по 31 октября в районе города Калинин боевые действия с предельным напряжением сил в форме систематических боевых действий… На правом фланге фронта дивизии 22-й и 29-й армий сдерживали наступление пехотных и моторизованных дивизий 9-й полевой армии…».

Героизм оборонявшихся не позволил дивизиям 9-й немецкой армии, наступавшим из района Старица-Броды, прорваться на Торжок. В этих боях наши бойцы неоднократно контратаковали противника, но вынуждены были отойти на рубеж Сытьково-Мологино-Старица. Несмотря на поддержку танков, существенное превосходство в артиллерии, минометах, автоматическом оружии и авиации, противнику не удалось сходу прорваться в Торжок. Одновременно с 1-й танковой дивизией и 900-й моторизованной бригадой пехотные дивизии 9-й и 16-й полевых армий возобновили наступление на Торжок и Селижарово 16 октября.

Много ли мы знаем о тех людях, которые защищали эти рубежи? Одни погибли, а прошагавших военными дорогами до Победы теперь единицы, но документы свидетельствуют об их геройских подвигах.

16 октября 1941 года лейтенант Громушкин докладывает о ходе работ 417-го отдельного саперного батальона, что штаб переехал из деревни Жулево в погост Рогожа, что с 14 по 16 октября бойцы 3-й роты провели работы по подготовке разрушения бейшлота, который ими был взорван, а на месте оставлены пять человек с командиром отделения для зачистки и подрыва ложной плотины. Выполненное саперами задание позволило из-за поднявшегося уровня воды в Волге от Селижарова до Твери нашим частям, дислоцировавшимся на левом берегу, не только остановить противника, но и стойко защищать эти рубежи.

Из докладной записки командира 296-го отдельного пулеметного батальона, составленной старшим политруком 4 декабря 1941 года Эльдейманом, сообщается: «…В первых числах октября противник на всем фронте, занимаемом батальоном, подошел непосредственно к правому берегу реки Волги. Полевые части 249-й стрелковой дивизии во взаимодействии с гарнизонами дотов неоднократно отражали противника, пытавшегося форсировать реку Волгу и выйти на левый берег. Особенно показателен в этом отношении бой с 17 по 21 октября, развернувшийся в дер. Волга на участке 1-й пулеметной роты нашего батальона, поддерживавшего действия 925-го стрелкового полка. В этом бою пулеметный огонь дотов и артиллерийский огонь из Селижарова предрешил участь фашистских рот, перешедших Волгу. Несмотря на все недостатки дотов, их растянутость по фронту и трудности управления боем в этих условиях, бойцы нашего батальона, находившиеся в дотах, оказывали существенную помощь полевым частям и могли эффективно вести оборону».

Дальнейшая судьба бойцов этого батальона и трагична, и героична. Батальон, сформированный в городе Подольске, 20 сентября 1941 года был дислоцирован в дотах и дзотах по левому берегу Волги от города Осташков по направлению к Ржеву. Последним местом дислокации был хутор Стаканчики, расположенный на территории сегодняшнего Шолоховского с/п Ржевского района.

Роты батальона были размещены следующим образом: 1-я пульрота занимала участок обороны от деревни Любимка Осташковского района до Селижарова; 2-я – от Селижарова до деревни Большая Коша; 4-я – от Большой Коши до хутора Стаканчики; 3-я рота, тылы и командный пункт батальона – в Селижарове и вокруг него.

верхневолжская правда, селижарово

Все доты и дзоты были одноамбразурные. От деревни Хотошино до хутора Стаканчики доты, расположенные на левом берегу Волги, имели сектор обстрела правого берега. На отдельных участках были противотанковые минные поля, но о месте их расположения никто не знал, и никаких схем не имелось. Этот и аналогичные батальоны, формируемые летом 1941 года, дислоцировались в специальных укрепрайонах, каким был и Селижаровский. Из всего личного состава до прибытия в батальон никто в частях УРа не служил. Командовал батальоном на этом этапе капитан Юшин, военкомом был старший политрук Эльдейман, начальником штаба – старший лейтенант Богданов. По заключению представителя управления формирования частей и соединений подполковника Ткачева и начальника Подольского пехотного училища генерал-майора Смирнова, батальон являлся вполне боеспособным и мог действовать как в полевых, так и в условиях укрепленных районов.

В районе Селижарова на тумбовых установках было установлено двенадцать 76-миллиметровых орудий, 45-миллиметровых пушек не было. На правый берег Волги были выставлены наблюдатели, с которыми имелась радиосвязь. Наблюдатели, находившиеся в 6 км западнее Селижарова, 12 октября 1941 года доложили о подходе передовых частей противника (123-й и 253-й стрелковых дивизий) к передовому краю нашей обороны. В этот же день противник обстрелял из минометов деревни около Скакулина. А 18 октября разведгруппа в количестве четырех человек встретилась у деревни Большая Волга с разведгруппой противника в количестве пятнадцати человек. Произошла перестрелка. И в этот же день на левом берегу Волги, в одном километре от Селижарова, вверх по течению группа противника с двумя пушками была обстреляна по команде командира 2-й роты лейтенанта Остроменко. В результате было убито 18 и ранено 23 немецких солдата, разбита одна пушка. Батальон потерь не имел. Бойцы сражались на этом волжском пятачке. Деревня несколько раз переходила из рук в руки, но красноармейцы не отступили и продолжали вести бои до января 1942 года.

Свой первый бой у деревни Б. Волга и Селижарова 296-й пульбат с честью выдержал. Дивизиям немецкой армии не удалось прорваться, окружить и занять Селижарово и дальше развивать наступление в сторону Торжка. Это им удалось сделать на другом участке, когда они переправились 24 октября в районе дислокации 4-й роты 179-й стрелковой дивизии, форсировали Волгу и заняли деревню Стешово. Их продвижение к Селижарову по ржевскому большаку было стремительным, поскольку полевые части 215-го стрелкового полка отступили, а гарнизоны дотов, расположенные вдоль Волги, остались в них и продолжали обороняться без прикрытия.

25 октября противник окружил два дота у хутора Стаканчики. Командир одного из них лейтенант Лобанов сообщил по рации на КП батальона: «Амбразура выбита прямым попаданием снаряда, окружены противником, настроение у бойцов бодрое, без приказа позиции не оставим». Гарнизону было приказано организовать круговую оборону и продолжать сопротивление. Бойцы двух дотов в количестве 14 человек погибли.

Противник продолжал продвигаться к Селижарову, тесня части 249-й дивизии. Командир 3-го батальона 215-й СП этой дивизии, как видно из донесения, дал согласие командиру 4-й пульроты лейтенанту Давыдову на совместные действия в обороне у деревни Большая Коша. Но ночью 3-й батальон снялся и ушел, оставив бойцов роты без прикрытия. Под огнем противника гарнизоны дотов снимают тела пулеметов НПС-3 и ведут бои в полевых условиях. На помощь им прибыл 930-й стрелковый полк, но под натиском противника личный состав полка отступил и разбежался, за что командир и комиссар этого полка были арестованы по приказу генерал-майора Тарасова, командира 249-й стрелковой дивизии. Личный состав из отступивших дотов вынужден был занять позиции у деревень Боково – Будаево, где совместно с 905-м стрелковым полком организовали новый рубеж обороны.

Гарнизоны двух рот до последних дней октября сдерживали противника на этих высотах. 29 октября из окружения вышли 4 командира и 23 красноармейца и вместе с однополчанами продолжали защищать Селижарово. За эти несколько дней батальон потерял до 70 бойцов, вышли из строя несколько станковых пулеметов. Противник постоянно атаковал позиции на левом берегу Волги и вел их обстрел с правого берега с дальнобойных орудий.

В начале ноября противник начал подтягивать резервы к переднему краю обороны с южной стороны Селижарова, занимать деревни на территории сегодняшних Талицкого и Ларионовского сельских поселений, обходить Селижарово с севера-востока, заходя в тыл расположения дотов 2-й роты, поэтому по приказу старшего лейтенанта Демченко бойцы снимали пулеметы и, приспосабливая их на деревянных устоях, вели огонь по противнику в полевых условиях. Противник вел сильный огонь из минометов и артиллерии, пытался прорваться в Селижарово. Полевые части отступали под натиском немцев, а бойцы 2-й роты батальона вынуждены были подорвать три пушки, которые уже невозможно было вытащить из дотов и использовать в боевых условиях.

8 ноября, как видно из донесения, «…расчеты Тимошенко и Кудрявцева ведут огонь по пехоте противника, переходящего через подорванный железнодорожный мост. Начальник химслужбы техник второго ранга Гаврилюк со взводом обороняет северные окраины Селижарова и ведет огонь по противнику, наступающему с правого берега Волги, но Селижарово окружили со всех сторон. В ночь на 9 ноября бойцы батальона подрывают еще три пушки, начальник штаба старший лейтенант Богданов отдает приказ жечь дома в Селижарове и выходить на севере к примыкающему лесу. Противник ведет массированный огонь по Селижарову со всех сторон. Спецподразделения батальона – связисты, саперы, химики – совместно с бойцами 2-й и 3-й роты, в условиях окружения оставляют Селижарово и отходят к Хотошину. В боях за Селижарово батальон потерял до 70 человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести. Потери противника были более 200 солдат и офицеров. В боях за Селижарово отличились техник второго ранга Гаврилюк, старший сержант Прусс, красноармейцы Кудряшов, Тимошенко, младший лейтенант Четвериков…».

Во второй декаде ноября 2-я и 3-я рота совместно с подразделениями 925-го стрелкового полка держат оборону в полевых условиях у деревень Земцово, Филиппово, Струги, неся большие потери. 18 ноября противник прорвал оборону у Сорокина в расположении полка, которым командовал капитан Гордиенко, и занял Хотошино. Комбат 296-го батальона Юшин без уведомления и санкций командира дивизии дал приказ двум ротам на отход с занимаемого рубежа, за что был отстранен от командования и предан суду за самовольный отход. 22 ноября приговор военного трибунала был приведен к исполнению – комбат расстрелян. А ночью и в последующие дни батальон сдерживал атаки противника, неся большие потери. 24 ноября противник сжег Хотошино, занял позиции у кладбища, население выгнал в тыл, а также занял дзоты в 150 м от переднего края. Новым командиром батальона стал политрук Эйдельман.

По приказу командующего 22-й армии 7 января 1942 года 296-й батальон был отведен и занял новый рубеж обороны у деревень Березуг – Б. Гольтино – Сутоки, а затем совместно с частями 179-й стрелковой дивизии преследовал отходящего противника в сторону Селижарова, освобождал Козловцы, Трофимково, Берники, Кубышкино, Поддубное. В Селижарове у противника было отбито 40 автомашин, 2 пушки, 200 бочек бензина и много другого трофейного имущества. После освобождения Селижарова и небольшого отдыха в феврале 1942 года батальон занимает позиции от Молодого Туда в сторону деревни Холмец протяженностью 30 километров, располагая силами до 150 бойцов, имея 12 станковых и 19 пулеметов РП. Перед фронтом обороны батальона находился 253-й немецкий полк. До мая 1942 года бойцы батальона удерживали эти позиции, которые не раз окружал противник, но им удавалось их отстоять. В этот период отличились разведчики: сержанты Тимошенко, Кудрявцев, Андрианов, лейтенант Сафронов. Командование батальона из-за его малочисленности вооружало население трофейным оружием, и в деревнях Хмелевка, Коршуны, Барсуки и других были созданы группы самообороны, которые оказывали существенную помощь. В апреле, когда шли бои за деревни Холмец и Васильки, батальон отбивал ежедневно по несколько атак. Но 1 апреля гарнизон из 12 человек в деревне Редкино погиб весь за исключением раненых, вырвавшихся через реку Тудовку, поскольку более 200 фашистов при поддержке танков несколько раз атаковали позиции батальона. Три танка были выведены из строя, более 60 фашистов убиты.

В донесении командира батальона Гаврилюка, составленного в июле 1942 года в Осташкове, куда батальон был переведен на доформирование главнокомандующим Калининским фронтом генерал-полковником Коневым, данных о количестве личного состава нет. Но две цифры – 1030 человек, отправившихся на фронт из Подольска в сентябре 41-го и 150 бойцов, занявших оборону по реке Тудовка в конце зимы и весной 42-го, говорят сами за себя. Действительно, в боях на Селижаровской земле за этот период батальон понес большие потери. В декабре 1942-го командир батальона Эйдельман составил списки убитых, раненых, пропавших без вести и ходатайствовал о его пополнении, но в тех условиях не могло быть точных данных о потерях личного состава.

верхневолжская правда, селижарово

Сегодня родные и близкие бойцов, сложивших головы на Селижаровской земле, приезжают сюда и самостоятельно ведут их поиски. Один из них – Кирилюк Сергей Александрович – вместе со своим отцом Александром Вениаминовичем уже несколько лет пытается найти своего деда, погибшего у деревни Струги, о чем их семье рассказал его однополчанин после войны. Где могила старшины 2-й роты Кирилюка, где могилы погибших, где имена на плитах братских захоронений – об этом надо задуматься. Сергей Александрович передал командиру поисковой группы из Осташкова Елене Моисеевой донесение и докладную записку командиров этого батальона, найденные им в Подольском архиве, которые свидетельствуют о героизме бойцов в те последние трагические дни 1941 года.

Вячеслав СМИРНОВ.

9 комментариев на “Трагедия и героизм 296-го пульбата”

  1. Ищу могилу своего дяди сержанта Тихонова Михаила Андреевича 1923 года рождения, пропавшего без вести в октябре 1943 года. В последнем письме родителям пишет: окончил военное училище, выпустились досрочно, офицерское звание не успели получить, присвоили звание сержантов и отправили на фронт. Сказали, если хорошо себя покажете, то звание младшего лейтенанта присвоят на фронте. Прибыли на ст.Крестцы Селижаровского района Калининской области, завтра в бой…Обратный адрес полевая почта 2036 часть 616.

  2. admin:

    Уважаемый Н. Тихонов! В 1943 году боев на территории района не было. Станции Крестцы также нет. В списках погибших не значится.
    Ж/д Крестцы вероятнее всего находится в Себежском районе Псковской области. В 1943 году этот район входил в Калининскую область.
    Нами сделан запрос в фонд «Жить и помнить» г. Твери, который много лет занимается поисками пропавших без вести. Фондом подготовлены и изданы Книги памяти советских солдат, считавшихся пропавшим без вести.

  3. Игорь:

    Добрый день! Подскажите, пожалуйста, источник таких подробных описаний действий 25-26.10.1941, в частности, сообщения лейтенанта Лобанова. Мой дед, Аносов Александр Степанович, участвовал в тех же сражениях, в донесении о безвозвратных потерях (ОБД Мемориал) Лобанов и Аносов указаны рядом как пропавшие без вести в один день возле д. Б. Коша. Может быть, удастся найти сведения о действиях Аносова А. С.?

  4. admin:

    Уважаемый Игорь! Вы можете посмотреть документы 296-го отдельного пулеметного батальона, направленные начальнику отдела комплектования Генштаба РККА, входящий номер 2243с: отчет по утере личного состава и заявку на пополнение, докдадная записка командира 296-го опб Эйдельмана. К сожалению, вашего дедушки Аносова А.С. в списках захороненых в братских могилах в Б.Коше и др. деревнях нет. Необходимо проверить открытые списки погибших в немецких лагерях и списки погибших по др. соединениям, поскольку пропавшие без вести могли или воевать или оказаться в плену.

  5. Валентина:

    Мой дедушка-Михайлычев Степан Петрович был пулеметчиком 296-го отдельного пулеметного батальона. В списках значится как «пропавший без вести».Может быть есть какие-то еще сведения о нем?

  6. vvpravda:

    ВАЛЕНТИНА, ПРОСИМ СООБЩИТЬ ДАННЫЕ О ДЕДУШКЕ. бУДЕМ ПРОВЕРЯТЬ. ПИШИТЕ ИЛИ СЮДА, ИЛИ НА АДРЕС РЕДАКЦИИ (В КОНТАКТАХ)

  7. Валентина:

    Добрый день!
    К сожалению данных о дедушке у меня немного и в основном с сайта ОБД «Мемориал». Он родился 22 апреля 1917 в селе Донбалка на тот момент Гофицкого района,Орджоникидзевского края. Его зовут Михайлычев Стефан Петрович, но в ОБД «Мемориал», значится как Михайлычев Степан Петрович. Дата призыва неизвестна. На момент призыва был женат-жена Михайлычева Евдокия Яковлена,1912года рождения. Имел дочь-Михайлычева Раиса Стефановна 1938 г.рождения. Во всех списках ОБД «Мемориал», значится как номерной 3-й роты 296-го отдельного пулеметного батальона.В одних списках он значится как «Пропавший без вести», в других как убитый.

  8. vaba:

    Как 150 человек могли удерживать 30 км фронта? Или это вранье, или немцам не нужно было это направление.

  9. Natalia:

    Vaba, немцам нужнО было это направление, но они выдохлись в конце 41-го. А в феврале 1942-го на этом участке фронта они отступали, принципиально и изо всех сил держа свою оборону вдоль железных дорог Смоленск – Вязьма – Сычевка – Ржев – Оленино (так образовался злосчастный ржевско-вяземский выступ). В статье сказано, что 150 человек в феврале заняли позиции на протяжении 30 км (в той ситуации это реально), а до мая удерживали эти позиции, но уже не обязательно эти самые 150 человек. Почитайте В.Кондратьева «Селижаровский тракт» — пополнение было постоянным. Кроме того, пульбатовцы воевали в составе стрелковой дивизии, а не сами по себе. Просто статья о 296-м пульбате, а не о 186 сд, к которой он был придан в данный период.

Оставить комментарий

Комментарии:
  • Загрузка...
Архивы:
artafish.ru alexeysedov.ru