Звонят, звонят колокола

Юрий Романов

О, ранний благовест и майская заря!
Как этот звон, могучий и тяжелый,
Сливается с открытой и веселой
Равниной зеленеющих полей!
И.А. Бунин

Взгляд с колокольни

Подняться на колокольню храма Петра и Павла хотелось давно, но то ли не было случая, то ли мешала надуманная боязнь высоты. Не так давно осматривала Санкт-Петербург со звонницы Смольного собора, самой высокой музейной площадки города, куда подъем очень непростой, как и во многих других подобных местах, а на колокольне, ставшей визитной карточкой родного поселка, еще не была. Но рассказывать о колоколах и не понаблюдать за их работой никак нельзя.

Был сильный ветер, но от предложения звонаря Юрия Геннадьевича Романова увидеть желаемое нельзя отказываться. Сначала в толще кирпичной стены поднимаемся по узкому винтовому проходу и выходим на перекрытие первого яруса. Пошли дощатые ступеньки. Тебя начинает охватывать ветер, и ты судорожно держишься за перила. В голове одна мысль: только бы не оступиться. Подъем и здесь крутой. Но, поднявшись на колокольню, забываешь обо всех страхах и начинаешь озираться и нажимать на кнопку фотоаппарата. Вот оно, родное Селижарово, в нежной майской зелени, да и дождь очень вовремя закончился. Вид открывается замечательный: нет еще обильной листвы и не светит ослепляющее солнце в глаза. Красота!

Колокола – от небольших до внушительных – висят по всему периметру площадки, а в центре находится самый большой с тяжелым языком. «Бронзовый оркестр» был доставлен из Каменец-Уральского в октябре 2008 года, а 24 июля 2009 года Архиепископ Тверской и Кашинский Виктор совершил чин освящения новой колокольни храма святых апостолов Петра и Павла.

По неосторожности задеваю один из тросов, идущих к колоколам, и бронза (как оказалось позже, прохладная на ощупь) отзывается протяжным гулом. Но сейчас звонить пока не время. «А когда следует?» – спрашиваю. «Когда закончится служба», – получаю немногословный ответ звонаря. Фотографируя окрестности, узнаю в идущих внизу по тротуару знакомых. Узнаваемы люди с колокольни.

Из храма стали выходить прихожане, и звонарь, предварительно надев наушники, приступил к работе, задействовав не только руки, но и ноги. Колокола сразу же отозвались благозвучным звоном, разлившимся вокруг. Заблаговременно получила наушники и я, но почти сразу сняла. Звон не показался оглушающим, а окутывал со всех сторон и рождал радостное настроение. Немножко позвонила в колокол – с разрешения, конечно. Узнала, что резко бить нельзя, наоборот, следует мягко.

Если наши предки рождались, жили и умирали под колокольные звоны, то наверняка и в нас осталась генетическая память о православных голосах Руси. Возвышенный настрой не покидал весь день, а крутая лестница напоминала о себе легким нытьем в ногах. Да, непростое это занятие. Звонарь, бывает, пять раз за день наверх поднимется и спустится. Спросим у Юрия Геннадьевича про физическую сноровку, первый звон и святая святых – колокола.

Каждый раз – чувство удивления

– Юрий Геннадьевич, какова история колокольного звона?
– Археологи установили, что колокола и их предшественники присутствуют в жизни людей с глубокой древности. При ассирийских раскопках найдены были бронзовые колокольчики; изображения своеобразных колоколов уже встречались на древних рисунках Египта, Китая и Греции. Самые древние колокольчики найдены на территории Японии и Китая.

Ранние христиане в эпоху гонений не могли при богослужении использовать громко звучащие приспособления, и даже с торжеством христианства Церковь не сразу ввела колокола в практику богослужения. Сначала верных сзывали в храм ударами молотка в било или клепало (деревянные или железные доски).

Колокола вошли в русские храмы более тысячи лет тому назад. К этому времени они уже прошли довольно длительный путь развития в странах Западной Европы, где впервые упоминаются в пятом веке.

С приходом на Русь христианства именно колокола стали призывать совершать молитву, а через некоторое время они стали обязательными «участниками» всех религиозных обрядов. Каждый день, утром и вечером, в праздники и в дни печали, с раннего детства и до смертного часа русский человек слышал колокольный звон, он был понятен и близок. Наверное, потому и стал глубоко национальным явлением.

– А какие виды колокольных звонов существуют?
– Церковным уставом определены различные виды колокольных звонов. Благовест – мерные удары в один либо в два колокола: призыв к началу службы. Трезвон – звонят в несколько колоколов или одновременно во все колокола в три приёма (три звона) – к началу службы после благовеста и по окончании Литургии. Перезвон – когда ударяют во все колокола от большого к маленькому по очереди. Перебор – погребальный звон: поочерёдные удары от самого маленького колокола до самого большого символизируют прохождение человека по возрастам жизни, и потом аккорд во все колокола – смерть…

– Расскажите, как и где учились? Помните ли свой первый звон?
– Азы теории узнал из Интернета. Был тогда, пять лет назад, толковый сайт для звонарей. Практиковался уже на нашей колокольне. Первый звон вышел, конечно, «комом». Долго примерялся, не решаясь сделать первый удар. Позже тренировался, обмотав языки колоколов мягким материалом.

– Сколько колоколов «трудятся» на звоннице, какие они, чем отличаются? Нужно ли их настраивать? Есть ли любимые?
– Звук из колокола извлекают тремя способами. Самый древний и простой – удар по внешней стороне колокола. Он распространен и сейчас в Китае и Японии. В западноевропейских странах раскачивают непосредственно колокол при свободно подвешенном языке. По мере развития литейного дела размеры колоколов увеличивались, раскачивать их стало чрезвычайно трудно. Поэтому с XVI века в России используют особый «язычный» способ, при котором колокол неподвижен, а звук извлекают за счет удара языка по внутреннему краю колокола.

Чем больше колоколов участвует в звоне, тем разнообразнее и интереснее он бывает. Хороший, полный звон предполагает участие 9-16 колоколов. На нашей колокольне девять: самый маленький, зазвонный, весит 6 кг, самый большой, благовестник – 1400 кг. Колокола изготовлены из сплава, называемого «оловянистая бронза»: 80% меди и 20% олова.

Языки колоколов с помощью верёвок, тросов и оттяжек приводятся в движение из звонарского пульта. Три маленьких колокола приходятся на правую руку, четыре средних – на левую и два, самые большие, на правую ногу. Большие колокола создают ритм, на него накладывается «рисунок» колоколов среднего размера, а всё это покрывает «трель» маленьких. Периодически приходится регулировать положение языков относительно ударной кромки колокола. Это влияет на качество звона.

Звучание колокола раскрывается только в группе, когда один колокол дополняет другой. Поэтому выделять какой-то один было бы не совсем корректно. Мне лично нравятся тяжелые колокола. Они звучат мягче, спокойнее, что ли.

– Какими главными качествами должен обладать звонарь?
– Прежде всего, церковный звонарь должен быть верующим. Без этого просто нельзя. Музыкальное образование не обязательно. Необходимым условием профессиональной пригодности звонаря является развитое чувство ритма. Конечно, у человека не должна быть нарушена координация движений, то есть он должен уметь одновременно одной рукой делать одно, второй – другое да еще на педали успевать нажимать. Кроме того, не должен бояться высоты и быть психически уравновешенным. И еще – терпеть мороз и ветер.

– Вашу работу слышит каждый, кто находится в Селижарове. Можно ли звонарю импровизировать, или от церковных канонов нельзя отступать?
– Практически весь звон – импровизация, но в рамках канона.

– Важно ли душевное состояние звонаря? Какое ощущение у Вас, когда Вы звоните?
– Старые звонари говорят, что то состояние души, которое владеет человеком, передается с помощью колоколов и можно почувствовать, в каком состоянии взялся человек за колокольные веревки. У меня вот уже шестой год сохраняется чувство удивления тому, что каждый раз колокола звучат по-другому.

– Бывает ли страшно на высоте?
– Сооружение вполне надёжное и находиться на нём не страшно. Новая колокольня восстановлена по проекту прежней, на разрушение которой, простоявшей более ста лет, богоборцы затратили значительные силы.

– Физически тяжела работа звонаря?
– Подниматься к колоколам, а это примерно уровень шестого-седьмого этажей, приходится по крутым высоким ступенькам. А для звона большой физической силы не требуется, звонят и женщины, и подростки. Сложно долго звонить – это да! Приходится стоять на одной ноге в течение 10-15 минут. Это уже тяжеловато, особенно когда дождь за шиворот, а ветер – в лицо.

– Вы опытный звонарь. В народе говорят, что колокольный звон способен лечить болезни. Вы согласны?
– Считалось, что колокола оберегают от порчи, дурного глаза, злых чар. Колоколам приписывали способность изгонять нечистую силу, отпугивать дьявола. При этом наши предки знали, что чудодействия не зависят от громкости звучания колоколов, а являются следствием божественной силы их освящения и произносимых молитв. С этим я полностью согласен. Никакой магии.

– Правда, что звонари не болеют простудными заболеваниями?
– Правда. Закаляются на колокольнях.

– По вашим наблюдениям, как на человека действует колокольный звон?
– Многие, оказавшись впервые около колоколов, испытывают потрясение, бывает, и до слёз.

– Есть ли у Вас ученики?
– У нас ведь не школа звонарей и в мои обязанности не входит их подготовка. Три года назад настоятель храма благословил обучить второго звонаря. При необходимости меня заменяет на колокольне староста храма Любовь Александровна Лисейкина. У неё хорошо получается. (В личном разговоре услышала, что к колоколам она обращается как к живым – Т.И.)

– Каждый желающий может подняться на колокольню и позвонить в Светлое Христово Воскресение. Были ли в Вашей практике такие случаи?
– Была на Руси традиция пускать на колокольню людей на Светлой седмице, чтобы каждый мог позвонить. Об этом и пословицы говорят: «В Светлую седмицу кто не звонарь» и «Не все пономари, а редко кто не званивал». Логика ясна: таким образом в приходах формировались кадры звонарей.

У нас каждый год школьники поднимаются на колокольню и с огромным удовольствием бьют в колокола. Мне такой самочинный звон очень не нравится. И не только из-за опасения за судьбу колоколов. Все-таки центр посёлка, Светлая седмица, а тут такая какофония.

– Спасибо за интервью и экскурсию на колокольню!

Татьяна ИСАЕНКОВА. Фото автора

Оставить комментарий

Комментарии:
  • Загрузка...
Архивы:
artafish.ru alexeysedov.ru