Рубрики
Реклама

Судьба и била, и бросала

В опубликованном недавно материале «Танкист Миня» мы использовали фрагменты писем, которые Михаил Рыбаков, находясь в Ульяновском танковом училище, писал своим родным. В нескольких он упоминает своего отца Александра Яковлевича. Благодаря его дочери Елизавете и внучке Галине, бережно сохранившим семейный архив, удалось многое узнать об этом человеке с непростой судьбой, вместившей борьбу с интервентами, создание колхозов, Великую Отечественную, нелёгкие послевоенные годы.

Бедняцкий сын

Александр Яковлевич родился в позапрошлом веке, точнее в 1894 году, в семье бедного крестьянина. Детство было трудным, не хватало хлеба, не было ни одежды, ни обуви. Почти всё зимнее время ребятишки проводили на печке. Инфекционные болезни, с которыми не было средств бороться, вырвали из жизни брата и двух сестёр.

Мальчик учился в начальной школе в Красках, что в четырёх километрах от родного Большого Ивахнова. По окончании, чтобы избавиться от лишних ртов, его отправили в Питер: там жил дядя. Определили в торговую фирму В. Дойникова, что на Апраксином рынке по улице Садовой. Таких приезжих, как он, у хозяина было около двух десятков. Эксплуатировали детскую рабочую силу не только хозяин, но и приказчики: били даже по мелочам, например, за то, что принёс не тех сигарет.

На защиту царя и Отечества

В 1914 году немецкий император Вильгельм II пошёл войной на Россию. На её защиту был мобилизован и двадцатилетний Александр Рыбаков. Зачислили его в 178-й пехотный запасной полк, дислоцировавшийся под Старой Руссой. В начале 1918-го их часть распустили по домам с оружием и боеприпасами. Рыбаков привёз винтовку и 200 патронов. Однако летом специалисты особого отряда отобрали и оружие, и боеприпасы.

Зимой 1919 года наш герой последовал на Восточный фронт для борьбы с Колчаком.

– Враг уничтожил бы нас, но на пароходе, под свист пуль, мы сумели перебраться на другой берег Вятки, где пошли в наступление и смели противника. Потом на пароходах поплыли бить деникинцев, – писал в автобиографии Александр Яковлевич.

Начальство, видимо, обратило внимание на аккуратный почерк и грамотное письмо Рыбакова. Вскоре его перевели в штат полка хозяйственной части старшим письмоводителем. В то время в Поволжье свирепствовал сыпной тиф. Болезнь не обошла стороной и Александра Яковлевича. После выздоровления в госпитале в Камышине медицинская комиссия разрешила отпуск.

По истечении месячного отдыха его направили в Смоленск, где формировалась дивизия «Вохр» (войска внутренней охраны). Оттуда её силы были брошены на борьбу с белополяками. Бои, по воспоминаниям земляка, были интенсивные, но непродолжительные. После ликвидации белобандита Булак-Балаховича воинские части ждало сокращение. В 1921 году Рыбаков демобилизовался.

Здравствуй, Ивахново!

По возвращении на родину Александр Яковлевич стал работать в сельском хозяйстве. Построил дом, привёл жену. Казалось, навсегда осел на земле. Но тяжёлое материальное положение заставило сделать отступление: поехал на заработки в Питер. Поступил в городской строительный участок плотником. С продовольствием и там было сложно. Опять приехал домой.

В 1922 году произошло укрупнение Красковского сельсовета за счёт ликвидации Ивахновского и Сижинского. Рыбакова избрали его председателем, а через два года членом Селижаровского волостного исполнительного комитета с обязанностями технического надзора за строительством. После отъезда завотделом местного хозяйства Уланова ВИК принял решение возложить эти обязанности на Александра Яковлевича. Одновременно ему поручалось руководство народным образованием, здравоохранением, дорожными работами, вменялись обязанности председателя волостного земельного комитета, муниципализации домов купцов и богатеев Селижарова. С работниками милиции осуществлял сбор средств за места на базаре и сдачу торговых ларьков, заготовку лесоматериала для строительства.

Скрупулёзно взвешивая и контролируя каждое своё действие, он буквально разрывался на части. И всё же случилось то, чего не ожидал: ему приписали бесхозяйственность, будто не хватило 24 брёвен. И это несмотря на то, что все заключаемые им договора рассматривались и утверждались ВИКом. Ревкомиссия возложила на него всю вину. Завели даже дело по привлечению к ответственности. К счастью, до суда оно не дошло. Душевная же травма осталась на всю жизнь. К тому же последовало исключение из партии.

В который раз Рыбаков отправился в Питер. Работал там до 1931 года. По возвращении домой принимал участие в создании колхоза в своей деревне, затем был его счетоводом. Видя напористость, умственные способности, колхозники избрали своим председателем.

Дорогами войны

До сентября 1941-го руководил Александр Яковлевич коллективным хозяйством. После сдачи дел по повестке райвоенкомата был отправлен в Красную Армию. По возрасту (всё-таки уже 47) не мог участвовать непосредственно в боевых действиях – определили в стройбат. До прихода немцев в район рыл окопы, противотанковые рвы, строил доты и дзоты вдоль Волги. Эти же работы выполнял в Ярославской области. Потом батальон перебросили под Великие Луки. В 1943-м он настолько был истощён, что врачи сразу отправили в госпиталь. Лечение пошло на пользу, и его командировали на охрану артиллерийских складов.

Затем перевод в отдельную роту обслуживания 3-й ударной армии на должность писаря. В общем, прошагал от Волги почти до Берлина. В боях за немецкую столицу участвовали все, несмотря на занимаемые должности. А днём и ночью разгружали эшелоны с боеприпасами и продовольствием.

В память потомкам

С окончанием войны вернулся домой, где ждала жена Лина Васильевна. Вместе оплакивали старшего сына Михаила, погибшего с экипажем танка на Курской дуге. Вскоре из Кемерова, где работала на военном заводе по мобилизации, вернулась дочь Елизавета.

На одном из собраний колхозники избрали вчерашнего фронтовика, награждённого медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги», председателем ревизионной комиссии, а затем и председателем колхоза. Эти обязанности выполнял до 1950 года. Тогда же был избран на первое областное совещание руководителей укрупнённых колхозов. По состоянию здоровья Александр Яковлевич вынужден был покинуть этот пост, но принимал посильное участие в колхозных делах, был председателем товарищеского суда, членом ревизионной комиссии. Вместе с работниками райвоенкомата принимал участие в перезахоронении останков бойцов Красной Армии. В 1965 году ему назначили колхозную пенсию в 12 рублей. В 1980 году его не стало.

А дом, построенный собственными руками, стоит и сегодня на тихой, практически безлюдной улице. Разве что летом приезжает из Питера племянница Галина с семьёй. Глядя на него, с новой крышей, подумалось: хорошо бы вернуться к традиции советского периода, когда на домах вывешивались таблички с фамилиями хозяев: почётных колхозников, участников ВОВ. Как память для будущих поколений.

Подготовила
Надежда РОМАШОВА.

Фото из семейного альбома
Г.А. Костылевой

Оставить комментарий

Комментарии:
  • Загрузка...
Архивы:
artafish.ru alexeysedov.ru