Рубрики
Реклама

Подвиг штабс-капитана Паршина

верхневолжская правда, селижарово

В этом году исполнится 100 лет с начала Первой Империалистической войны, начавшейся 19 июля (1 августа 1914 года) между великими державами. Опубликованные в прошлом году в нашей газете материалы о ее участниках вызвали особый интерес у определенной части читателей и, как следствие, отклики на них. Позвонил и давний друг «Верхневолжской правды» В.В. Толпегин из Козловец: «Участником Первой Империалистической был мой земляк Леонид Филиппович Паршин. Его внук, проживающий в Твери, собрал материал о нем. Можете с ним связаться», — посоветовал Виктор Васильевич.

— Дед умер, когда мне было семь лет. Естественно, в таком возрасте я не мог ничего у него расспросить о прошлом, да и отец мало что знал. О «великой и неизвестной» войне в советское время не принято было говорить. В последние годы своей жизни отец дал мне наказ найти какую-либо информацию о нем. Я обращался в несколько архивов. И только полученные сведения из Российского Государственного военно-исторического архива (РГВИА) на многое проливают свет, — сказал по телефону Александр Олегович.

…Передо мной несколько страниц машинописного текста из архива, ксерокопии военного билета, истории болезни офицера запаса Л.Ф. Паршина. По прочтении их складывается вот такая жизненная цепочка героя.

Леонид Филиппович Паршин родился 30 мая 1892 года в дер. Поддубное Осташковского уезда Тверской губернии. Мать Евдокия Дмитриевна (в девичестве Карпова) родом была из Мамонова, отец Филипп Николаевич из Поддубного. Служил на лесном складе товарищества Кувшинова.

По воспоминаниям старожилов тех мест, писал в своем дневнике Виктор Васильевич Толпегин, он был строг в работе и сумел зарабатывать, потому и дом просторный построил, с десятью окнами, со столовой, отдельной кухней. У дома стоял большой двор с хлевом, погреб был выложен из булыжника на извести. Из восьмерых детей я хорошо знал Лидию, Валентину, Нюру. Еще у них был сын Леонид. Он посадил у дома тополя, некоторые из них долго украшали деревню…

В 1912 году Леонид окончил Ржевскую гимназию. Средний балл аттестата 3,9. В характеристике отмечалось: отличительные черты его характера – скромность и религиозность. В том же году поступил во Владимирское военное училище. В ноябре был приведен к присяге, через десять месяцев произведен в унтер-офицеры.

Как следует из записей, содержащихся в аттестации, «…развит посредственно, способности средние. Сложен неважно, ловкости мало… Старательный, но вялый и малоспособный к выполнению требований военно-служебной подготовки. Настойчивость есть, решительности мало. Добрый и сердечный. С товарищами не сходится, держится в стороне. Любви и интереса к военно-служебной подготовке не замечается. Требует постоянного наблюдения: под давлением замечаний и взысканий отношение к обязательности службы не такое апатичное, как без этих принудительных средств. Дисциплинирован достаточно… Выросший в большой бедности и суровой борьбе за существование, под влиянием крайне религиозной семьи сделался и сам таким же. На каждом слове призывает Бога и уверяет в религиозности. Религиозность носит характер веры простых людей и является главным утешением в жизни…».

В июне 1914-го подпоручик Паршин окончил училище и получил назначение в 94-й пехотный Енисейский полк, в котором вместе с подчиненными солдатами испытал все тяготы начавшейся вскоре Первой империалистической войны. Вот как описывает то время И. Ростунов в своей книге «Русский фронт Первой Империалистической войны (изд. «Наука», М., 1976, стр. 145): «Обстановка на русском фронте к началу сентября 1914 г. была весьма сложной. В Восточной Пруссии вторая армия под ударами войск противника отступала на р. Нарев. Армии правого крыла Юго-Западного фронта (4 и 5) вели кровопролитные бои, срывая попытки австро-венгров прорваться на Север, в междуречье Вислы и Буга».

В конце ноября Л. Паршин получил шрапнельное сквозное ранение обеих голеней в области икроножных мышц и вынужден четыре месяца находиться в госпитале. По окончании лечения продолжил участие в военных действиях.

События на фронтах в последующем складывались не совсем удачно для русских. В 1915 году командование германской армии впервые применило отравляющие вещества. Паршин оказался в числе пострадавших. В связи с поражением легких был отправлен в госпиталь. Правда, на сей раз пребывание в нем было менее продолжительным. Возвратился на передовую и в январе 1916-го был произведен в поручики, а в мае ему присвоено звание штабс-капитана.

Разворачивавшиеся на фронтах события стали серьезным испытанием для Леонида Филипповича. Тихий, не производящий внешне особого впечатления, он проявлял храбрость, мужество, героизм. «В период с 16 по 19 июня, несмотря на отход частей справа и слева, продолжал занимать своей ротой и упорно оборонять позиции до конца боя под сильным артиллерийским, ружейным и пулеметным огнем против атак, превосходящих сил противника, чем дал возможность восстановить утраченное положение соседним частям. Причем, был сам контужен, но остался в строю до конца боя», — читаю в материалах РГВИА.

Вскоре в наградном листе, составленном в сентябре того же года, временно командующий 24-й пехотной дивизией генерал-майор Солерс скажет, что Леонид Паршин представляется к ордену Святого Георгия IV степени «за особое отличие вне нормы». Его рота дралась в неустроенном окопе (без блиндажей, козырьков и бойниц), сделанном 14-м Финляндским стрелковым полком.

Свидетельские показания о подвиге штабс-капитана Паршина сослуживца, капитана этого же полка Поцепцова подтверждали, что в указанных боях «…штабс-капитан Паршин с неослабным упорством оборонял вверенный ему участок от яростных атак противника, который превосходящими силами обрушился в эти дни на их полк. Штабс-капитан вместе со своими бойцами поддерживал пехоту огнем тяжелых и легких батарей, бомбометов и минометов, а также огнем ружейным и пулеметным. Дважды штабс-капитан Паршин оставался с обнаженным флангом… В обоих случаях он загибал фланги рот и, неся жестокие потери, отражал атакующих германцев».

По окончании Первой Империалистической и последовавшей за ней Октябрьской революцией молодой офицер перешел на службу в Красную Армию. В 1923 году окончил Высшую школу военного мастерства в Москве.

После всех военных перипетий, госпитальных коек пришло время подумать о личной жизни. Знакомство с уроженкой Бельского уезда Августой Васильевной (она была на два года моложе Леонида Филипповича) закончилось браком. В 1930 году в семье родился сын Олег.

Полученные ранения, контузия, спровоцировавшие другие заболевания, ухудшили состояние здоровья. Лечение продолжалось в одном из туркестанских госпиталей в предвоенные и военные годы. Позже медкомиссия при Харьковском облвоенкомате признает майора Паршина ограниченно годным к военной службе II степени. В 1964-м его не станет. Похоронен Леонид Филиппович в Московской области, где проживал с супругой.

Такова судьба земляка, вписавшего еще одну страницу в историю Первой Мировой, прославившего Селижаровский край. Поиск героев, о которых мы намерены рассказать читателям, продолжается.

Подготовила Н. РОМАШОВА.

Отзывов (1) на “Подвиг штабс-капитана Паршина”

  1. Здравствуйте!
    Прочитал Вашу статью о георгиевском кавалере Паршине Леониде Филипповиче. Пожалуйста, ответьте, в каком месте Московской области он похоронен. Спасибо!

Оставить комментарий

Комментарии:
  • Загрузка...
Архивы:
artafish.ru alexeysedov.ru